full screen background image

Сколько заработает Россия на новой нефтяной лихорадке

Участок магистрального газопровода

МОСКВА, 9 июл — ПРАЙМ. Мировые цены на нефть и газ обновили многолетние максимумы. Даже учитывая прошедшую в последние дни коррекцию, они все еще выглядят высокими, говорится в статье РИА Новости.

«Что дальше? Предсказывать цены на энергоносители — занятие неблагодарное. Но обсудить, что происходит, представляется интересным. Главное, насколько устойчивы текущие котировки, ведь по законам рынка высокие цены должны стимулировать дополнительное предложение и последующее охлаждение рынка. Появится ли оно — и откуда?», — пишет автор материала.

В таком контексте нефтяного рынка и газовой отрасли ситуации в чем-то схожи, но в чем-то и различаются.

Схожесть в том, что один из потенциальных источников дополнительного предложения на рынке — сланцевая добыча нефти и газа в США.

Различия — в скорости реакции на высокие цены. В нефти все происходит намного быстрее, чем в газовой отрасли.

Начнем с нефти.

«Здесь причины высоких цен известны. Спрос восстанавливается, а договоренности ОПЕК+ в силе, хотя ограничения постепенно и снимаются. Но свыше четырех миллионов баррелей в день по-прежнему находятся запертыми в рамках этой сделки. Одновременно кое-где за пределами ОПЕК+ и сланцевой добычи предложение, вероятно, просело на фоне наблюдающегося в последние годы недоинвестирования в отрасль», — рассуждает автор статьи.

Из-за этого фона все больше интереса к американской сланцевой добыче. Здесь логика стандартна: вокруг добычи в США все последние годы и строится тактика игроков. Слишком дорогая нефть стимулирует добычу сланцевой нефти, что приводит к росту предложения сырья и падению цен

Как следствие, в моменты дефицита или избытка на рынке группе ОПЕК+ необходимо так подкручивать добычу, чтобы ценник был на приемлемом для всех уровне, при этом ограничивала развитие сланца. В теории все понятно, но на практике мы регулярно (и прямо сейчас) видим споры среди участников ОПЕК+ в том, как реализовывать этот подход.

Но сейчас у сторонников удержания высоких цен есть дополнительный аргумент: восстановление сланца идет очевидно вяло, американская добыча почти не растет. Это означает, что американские сланцевики, по сути, негласно присоединились к ОПЕК+, предпочитая не наращивать добычу, а на фоне высоких цен раздавать долги и возвращать деньги акционерам компаний. Но и для них нефть в $75-80 за баррель — уже достаточно соблазнительная цена, чтобы начать наращивать объемы добычи.

«Так или иначе, даже со стороны предложения у нас здесь уже три фактора неопределенности. Во-первых, признаки новых разногласий в ОПЕК+, что может закончиться как продлением существующих ограничений, так и конфликтом — и, соответственно, ростом добычи. Во-вторых, высокая цена на нефть, что стимулирует рост добычи в США. Ну а в-третьих, «иранский фактор», — пишет автор.

Но не менее интересен и газовый рынок. Здесь цены еще выше и показывают многолетние максимумы.

Причин такого роста много и сейчас они кажутся очевидными. Но еще полгода назад на рынке настроения были ровно противоположные.

Сейчас поставки СПГ уходят в основном на азиатский рынок. В Европе растут цены на квоты на эмиссию углекислоты, это стимулирует переход в электрогенерации с угля на газ.

Помимо этого, «Газпром» ограничивает свои поставки.

Точнее, не то чтобы сильно ограничивает. Скорее, не заливает Европу газом, пишет РИА Новости.

Тут также сложно прогнозировать баланс спроса и предложения в будущем. На обеих чашах весов свои неопределенности — тем более что в газе огромную роль играет и непредсказуемый фактор погоды.

Однако автору интересно провести параллель с нефтяным сектором в контексте сланцевой добычи.

«Время от времени слышно мнение: сверхвысокие цены на газ неустойчивы, так как США при высоких ценах завалят весь мир своим СПГ. Это так за одним исключением: в отличие от нефтяного рынка, где все относительно быстро (добыл и пользуйся: экспортируй или уменьшай импорт), дополнительные заводы СПГ еще нужно построить, а это как минимум еще четыре года», — отмечает он.

Внутренние цены на газ в Штатах также заметно подросли. Но и при текущих ценах на газ в США экспортеры американского СПГ получают на глобальном рынке отличную прибыль.

Но если нефтяники и захотят, то могут успеть быстро захватить даже нынешнюю волну нефтяных цен. В газовой отрасли такой номер не пройдет.

В последние несколько лет, в том числе среди экспертов мирового уровня, было популярно рассуждение:

«Газпром» старается не допустить высоких цен в Европе, чтобы не стимулировать строительство новых заводов СПГ в США.

И действительно, российский экспортер газа по большей части старался наращивать экспорт в страны Европы. В этой логике рост объемов экспорта не самоцель, это было вызвано указанным выше обстоятельством.

Сейчас же ситуация в корне изменилась: «Газпром», вероятно, ожидает запуска «Северного потока — 2». Поэтому компания не стремится наращивать поставки через территорию Украины. Одновременно с этим дефицит газа в европейских хранилищах снижает возможности политического противодействия будущему запуску «Северного потока—2».

Так или иначе, работавшая ранее концепция сейчас отменилась. Одновременно от сверхвысоких цен Россия как поставщик получает дополнительную прибыль.

«Тем не менее пока мы не видим принятия окончательных инвестиционных решений (по-простому: отмашка на физическое начало строительства) по новым заводам СПГ в США, хотя некоторые из таких проектов «на низком старте». Но в долгосрочных балансах глобального спроса и предложения на новый американский СПГ в любом случае приходится заметная доля. Поэтому начало новых строек СПГ-заводов в США вполне возможно (раз они были в планах и ранее, а высокие текущие цены придают дополнительной уверенности), но влияние на рынок здесь можно ожидать только спустя несколько лет», — подытожил автор.

Источник